Большая палатка музыкальной терапии

“big blue top” by Owen Benson/Flickr/CC BY 2.0
Источник: «большой синий верх» Оуэна Бенсона / Flickr / CC BY 2.0

Люди спрашивают меня все время: «Как работает музыкальная терапия?» Сначала я начинаю готовить ответ об эффективности. Быстро, однако, становится ясно, что они задают вопрос, который кажется простым, но на самом деле столь же сложным.

Они хотят знать, что происходит во время сеанса. Вы слушаете записи? Вы поете песни? Если да, кто это делает? Клиент или терапевт?

Ответ – да. Практика музыкальной терапии представляет собой богатый и разнообразный набор традиций, сосуществующих в одной большой палатке.

Поле сделало заголовки из-за бывшей конгрессменки Габриель Гиффордс, после смертельной огнестрельной раны в голову оставила ее неспособной говорить. Неврологические музыкальные терапевты использовали пение, чтобы помочь ей восстановить силу речи.

Музыкальная терапия обладает уникальной способностью проникать в людей с деменцией. В таких случаях клиенты могут создавать музыку самостоятельно или, возможно, только слушать.

Тогда у вас есть музыкальная психотерапия, альтернатива разговорной медицине. Практикующие присоединяются к любому числу направлений, от психоанализа до гуманистической психологии до CBT. Терапия происходит по-разному, включая импровизацию, написание новой песни на существующие песни, вы называете ее.

Это всего лишь несколько вариаций на тему музыкальной терапии. Я буду писать обо всех них и других в этом блоге, который дебютирует с этой записью.

Кто я? Я живу доказательством того, что Ф. Скотт Фитцджеральд был неправ, когда сказал, что в американских жизнях нет вторых действий.

Действие I моей жизни происходило в основном по радио. Я работал корреспондентом в области искусства и культуры NPR News в Вашингтоне, округ Колумбия, и я был создателем и ведущим публичной радиопередачи The Next Big Thing. Я также написал книгу, которая претендует на кроссворды, но в равной степени касается психологии и музыки.

В Акт II я стал сертифицированным в области музыки музыкальным терапевтом, но я не прекратил работать журналистом. Я буду носить обе шляпы, рассказывая здесь о музыке и исследованиях.

Я надеюсь услышать от вас комментарии. Я привык к вопросам со сложными ответами.