Удивительная теневая сторона нарцисса

Нарциссизм берет свое название от красивого мальчика в древнегреческом мифе, лихо пересказываемом поэтом Овидом. Мифический Нарцисс влюбился не в реального человека, а с его отражением в водах пруда. Он умер от горя, потому что его прекрасное «я» не любило его и возродилось как ароматный белый цветок: нарцисс.

 public domain
Источник: wikimedia commons: public domain

Миф увлекал писателей, поэтов и художников на протяжении веков как символ безответной любви. В девятнадцатом веке Зигмунд Фрейд адаптировал миф к определенному типу динамики, точно так же, как он адаптировал миф об Эдипе, чтобы он соответствовал различной личности.

Для Фрейда, как и для более поздних психоаналитиков, таких как Хайнц Кохут, нарциссизм рассматривался с точки зрения отношений с терапевтом. Фрейд понимал нарциссизм с точки зрения жизненной энергии. Он считал, что энергия нарциссизма оказывается в ловушке внутри себя, и поэтому он не может сформировать реальные отношения с психоаналитиком (т.е. переносом). Таким образом, Фрейд считал, что нарциссизм не поддается лечению традиционным психоанализом.

 public domain
Источник: wikimedia commons: public domain

Позже терапевты обнаружили, что чувства нарциссизма грандиозности и превосходства – это фактически защита, которая защищает хрупкое и фрагментированное «я». Под защитой лежит значительная боль, отвращение к себе и фрагментация самого себя. Совершенно очевидно, что поэт Овид изображает эту фрагментацию самого нарциссиста, описывая, как слезы Нарцисса падают в пруд, размывая и разбивая отраженный красивый образ.

Психиатр Хайнц Кохут, написанный в 1970-х годах в Чикаго, был, пожалуй, самым известным ранним исследователем в области расстройства нарциссической личности. Когут расширил взгляды Фрейда и утверждал, что у нарцисса есть другое качество взаимоотношений с терапевтом, чем у невротического пациента в обычном саду. Нарциссист испытывает терапевта как предмет мебели или пешку, которую нужно передвигать по его или ее удобству. У него нет реальной связи с терапевтом как отдельным человеком. Терапевт, как и другие в мире нарциссов, Когут существуют как «самообъекты» или «самообъекты».

Терапевт существует только как зеркало идеализированного «я» нарциссиста. Когут назвал это «зеркальным переносом», чтобы отличить его от типа отношения переноса, которое идентифицировал Фрейд. Когут считал, что терапия с нарциссизмом не была невозможна, но он считал, что это должно быть бесконечным из-за ненасытной потребности нарциссизма для самоотравления и сочувствия.

Как люди становятся наркотиками? Когут утверждал, что нарциссическая личность формируется в раннем возрасте, когда ребенок лишен достаточного внимания и любви от своей матери. В то время как просто невротический человек влюбляется в своего родителя в раннем детстве, нарциссист не испытывает достаточного любящего родителя в своем мире, чтобы влюбиться в него. На более современном языке мы могли бы назвать эту небезопасную привязанность. Поэтому он влюбляется, так сказать, в себя, а точнее, в идеализированный образ самого себя. Когут полагал, что это отсутствие родителя было глубоким источником боли для ребенка, а позднее для взрослого человека с расстройствами нарциссического характера.

С Кохута многие современные терапевты считают, что нарциссизм можно лечить в психотерапии – с достаточным временем, терпением и непоколебимой сочувствием со стороны терапевта. Сначала терапевт существует только как зеркало, эхом отдавая добрые качества нарцисса. Но в конце концов, нарциссист становится достаточно безопасным, чтобы испытать терапевта как реального человека.

Copyright © Мэрилин Клин, доктор философии.

Мэрилин Клин – автор болезни, названной «Детство»: почему СДВГ стала американской эпидемией

Подключиться на Facebook

Solutions Collecting From Web of "Удивительная теневая сторона нарцисса"