Развлечения Культура и наркомания

У нас серьезная проблема злоупотребления наркотиками в нашем обществе, и любой, кто боролся с наркоманией (или наблюдал за любимым человеком), знает муки, которые пристрастие приносит страдающим и их семьям. По большей части, зависимость понимается как результат биологических факторов и аналогична процессу болезни: взаимодействие мощного химического вещества с нервной системой человека может создать ситуацию, при которой организм становится зависимым от химического вещества, и вывод из это химическое вещество приводит к большим страданиям.

Однако ряд экспертов по наркотикам оспаривают модель болезни, и они предлагают некоторые убедительные контраргументы (см., Например, блог Стэнтона Пила). Чтобы принять один очевидный пример, некоторые люди развивают привыкание к отношениям с деятельностью, которая не связана с употреблением химических веществ, такими как азартные игры или игры в Интернете. Фактически, мы, похоже, являемся нацией людей, которые довольно легко падают под контролем наших желаний; даже те, у кого нет зависимостей, часто пытаются контролировать свои расходы или потребление пищи.

Из моей собственной работы по наркомании и моему чтению литературы я не сомневаюсь, что биологические факторы являются важной частью зависимости, но я также согласен с Пилом и другими, которые указывают, что модель болезни просто не может объяснить широкий круг проблем мы группируемся под заголовками, такими как зависимость или зависимость. Пока кто-нибудь не докажет, что все зависимости являются результатом одного базового биологического механизма – что-то похожего на вирус кори, скажем, – мы лучше пытаемся понять зависимость в результате сложных взаимодействий между биологическими, социальных и психологических факторов.

Итак, в этом духе: что, если мы попытаемся переосмыслить какую-то зависимость, как часть более крупной проблемы, вопрос о чувстве контролируется желаниями настолько сильными, что мы не сможем сопротивляться им? Тогда возникает вопрос: «Почему мы настолько убеждены в том, что можем беспомощно контролировать наши желания?» Отчасти ответ заключается в том, что наше общество обладает чрезвычайно эффективным средством создания и укрепления определенных социальных ценностей. Мы называем эту развлекательную систему.

В своей книге «Пойманная игра» я уделяю особое внимание важности эмоционально сильного опыта, который мы можем иметь, когда мы становимся «догнавшими» в развлекательных мероприятиях. Я подозреваю, что все знакомы с такими переживаниями – у кого не было ощущения того, что он настолько поглощен книгой, что ее трудно отложить или настолько погрузиться в игру, что она теряет следы всего остального? В таких переживаниях мы имеем смысл, что мы в какой-то мере контролируемся чем-то вне нас самих, и мы должны задаться вопросом, что это такое. Ответ, который приходит наиболее легко на ум, заключается в том, что мы контролируемся идеями или практикой или веществами, которые видны во всех фантазиях, в которых мы оказались.

Например, мы погружаемся в сказку о романтике, и мы заключаем – более на основе наших чувств, чем наши мысли, – что роман является мощной силой, которую невозможно устоять. Мы становимся вовлеченными в рекламу автомобиля, и мы делаем вывод, что некоторые автомобили (или материальные продукты в целом) могут трансформировать наш опыт. Мы становимся вовлеченными в актерское мастерство привлекательной знаменитостью, и мы делаем вывод, что знаменитость неотразима. Когда большая часть населения испытывает такой опыт неоднократно в течение дня, многие начинают чувствовать, что они бессильны противостоять сильным эмоциональным переживаниям.

В такой среде многие люди, вероятно, поймут свой опыт с наркотиками по тем же самым направлениям: препарат (например, мощный опыт развлечений) обладает способностью подавлять волю. Это не все объяснение нашей проблемы наркомании, но это тоже не имеет значения.

Питер Г. Стромберг – автор книги «Пойманный в игре: как развлекается на тебя» (Стэнфорд, 2009). Фото Кржигина.