Невообразимые чувствительности, часть 5

Как наземные животные, средства общения и эмпатии слонов легче идентифицировать, чем с дельфинами и китами. В силу своих великолепных стволов они одновременно чувствуют и пахнут. Они также слушают гул своих товарищей, ощущая вибрации, созданные в земле. Специальные рецепторы в ногах, называемые Pacinian corpusles, позволяют им это делать. Биолог Кейтлин О'Коннелл-Родвелл называет слонов «удивительной машиной обнаружения инфразвука».

Способность, как известно, простирается до 25 миль. Это (или что-то в этом роде) может значительно расшириться, учитывая тот случай, который ранее отмечался группой слонов в Зимбабве, которые отступили к углу своего заповедника, который был самым дальним от убийственного «отбраковки» слонов, имевшего место в 90 милях от него. «Слоны способны обнаруживать сигналы бедствия на больших расстояниях и полностью осознают, когда их товарищей убивают», – утверждает давний исследователь Синтия Мосс. (Сафина, стр. 92)

Такая связь на дальнем расстоянии может быть достигнута с помощью инфразвука, то есть звука с длиной волны, меньшей порога 20 Гц, который отличает человеческий слух. Infrasound может путешествовать на огромные расстояния, беспрепятственно на землю, воздух или воду. Многие виды животных способны регистрировать инфразвук, среди которых слоны, бегемоты, жирафы, носороги, аллигаторы и киты. Это была натуралистка Кэти Пейн из Корнелльского университета, которая сначала поняла, что может произойти, основываясь на том, что она стоит возле клетки-слона в зоопарке в один прекрасный день и ощущает своеобразное «пульсирование и трепетание» в воздухе. Она напомнила ей, она сказала, о глубоких басовых нотах, которые она испытала как девочка в церкви. (Payne, стр. 20-21)

Вот движущийся рассказ о инфразвуковой коммуникации, как отметил последний натуралист Лиалл Уотсон. (Уотсон, стр. 207). Он наблюдал за китами со скал южноафриканского побережья и писал:

«Чувство, которое я ощущал на клифтопе, было какой-то реверберацией в самом воздухе … Кит погрузился, и я все еще что-то чувствовал. Странный ритм, казалось, теперь шел из-за меня, с земли, поэтому я повернулся, чтобы посмотреть через ущелье … где мое сердце остановилось.

«… Стоя там, в тени дерева, был слон … глядя в море! … Женщина с левым бивнем сломалась у основания … Я знал, кто она, кем она должна была быть. Я узнал ее из цветной фотографии, выпущенной Департаментом водных ресурсов и лесного хозяйства под названием «Последний оставшийся слон Книсны». Это был сам Матриарх.

«… Она была здесь, потому что ей больше не приходилось разговаривать в лесу. Она стояла здесь, на краю океана, потому что это был следующий, ближайший и самый мощный источник инфразвука. Под грохотом прибоя было бы хорошо в ее пределах, успокаивающий бальзам для животных, привыкших окружать низкие и успокаивающие частоты, жизненными целями стада, и теперь это была следующая лучшая вещь.

«… пульсация снова была в воздухе. Я чувствовал это, и я начал понимать, почему. Голубой кит снова появился на поверхности, заостренный в прибрежной полости, отдохнул, ее хорошо видно. Матриарх был здесь для кита! Самое большое животное в океане и самое большое живое сухое животное находилось не более чем в ста ярдах друг от друга, и я был уверен, что они общались! В инфразвуке, в концерте, обмениваясь большими мозгами и долгими жизнями, понимая боль высоких инвестиций в нескольких драгоценных потомков, осознавая важность и удовольствие сложной социальной жизни, эти редкие и прекрасные великие дамы сочувствовали позади этого забора скалистый берег мыса, женщина к женщине, матриарх к матриарху, почти последний в своем роде ».

В моем следующем посте мы углубимся в инфразвук и подобные способы чувствительности животных.